Bookmark and Share

Вчера вечером Тим Кук во второй раз подряд открыл ежегодную технологическую конференцию «D: All Things Digital», которая проходит в эти дни в калифорнийском городе Ранчо Палос Вердес. Предлагаю вашему вниманию полную версию беседы генерального директора Apple с многолетними ведущими этого мероприятия — Уолтом Моссбергом и Карой Свишер.

Уолт: В прошлом году многое произошло. Samsung и Android усилили свои позиции, стоимость акций упала. Неужели Apple потеряла былую крутизну. Может компания в беде?

Тим: Конечно нет. Мы продуктовая компании и думаем о продуктах. Посмотрите на продажи, рейтинги удовлетворенности клиентов и то, как они используют наши устройства. Беспрецедентное количество новых продуктов, вышедших в декабре прошлого года. Компания чувствует себя хорошо.

Кара: Но сейчас у вас появились компетентные соперники, и Wall Street на это активно реагирует.

Тим: У нас всегда были компетентные соперники. Microsoft, Dell и так далее. Мы всегда боролись, и сейчас ничего не изменилось. Мы, как и раньше, фокусируемся на создании лучших продуктов.

Кара: То есть внешнее восприятие компании вас не волнует?

Тим: Если вы говорите про акции, то они разочаровывают инвесторов и нас. Но этим вряд ли кого-то удивишь. Просуществовав в этом мире какое-то время вы увидите, что всё циклично. Вот почему мы должны сосредоточиться на продуктах. Всё снова изменится, если мы продолжим выпускать продукты, которые обогащают или меняют жизнь людей.

Уолт: Хорошо, давайте поговорим о продуктах. Apple всегда славилась способностью менять правила игры. iPad mini был хорошим шагом, но не столь инновационным.

Тим: Он не представляет новую категорию.

Уолт: Вам нужны продукты-хиты, уже прошло достаточно времени. Способна ли ваша компания выпустить нечто подобное?

Тим: Да, безусловно. Мы работаем над такими продуктами. У нас есть невероятные планы и невероятные задумки. Культура, которая подарила вам iPhone, iPad, iPod и Mac, никуда не исчезла. Она до сих пор здесь.

Кара: В прошлом году мы говорили о телевидении. Где сейчас этот проект?

Тим: Мы все еще выпускаем Apple TV. К текущему моменту продано более 13 миллионов приставок, причем, половина из них — в прошлом году. Для нас это очень хорошо с точки зрения новых знаний и опыта. Мы много думаем о том, как улучшить телевидение. Некоторые вещи уже воплотили в Apple TV, но не все. Мы продолжаем работать над этим.

Кара: Стив Джобс говорил о значительных изменениях, Apple TV похож продукты других компаний. К тому же, часть его успеха — это сделки с Голливудом.

Тим: Я не хочу вдаваться в подробности, но эта область продолжает представлять для нас большой интерес. Продукт и отношения [с поставщиками контента] дали нам много новых знаний, которые все равно бы понадобились. Apple TV оказался намного популярней, чем думалось, тем более, он почти не рекламировался.

Кара: Что вы собираетесь делать с ним дальше?

Тим: Я не хочу отвечать на этот вопрос.

Кара: Нас ждет замечательный продукт?

Тим: Возможно.

Уолт: Очень интересно, вы его выпустите в этом году?

Тим: Давайте условимся так — вы станете первым человеком, который об этом узнает.

Кара: Хорошо, а что вы думаете о Google Glass?

Тим: У него есть положительные стороны. Думаю, он придется по вкусу на определенных рынках, но вряд ли станет массовым. Подобный тип продуктов тоже представляет невероятный интерес.

Уолт: То есть вы заинтересованы в телевидении и невероятно заинтересованы в нательных устройствах?

Тим: К счастью, меня интересуют разные вещи.

Уолт: Являются ли нательные компьютеры частью эпохи «post-PC» и выйдут ли они за рамки фитнес-браслетов?

Тим: Думаю, да. Сейчас я ношу FuelBand, в компании Nike проделали отличную работу и хорошо интегрировали его с iOS. Существует много подобных устройств, способных выполнять более одной задачи. Но ни одно из них не было по-настоящему великолепным. Нет ни одного гаджета, который убедил бы человека, никогда не носившего очки или часы, надеть что-либо подобное. По крайней мере, я такого не видел. Предстоит решить еще множество проблем, это большой объем работы. Данная область несомненно созрела для исследований, и это нас увлекает. Многие компании будут на этом рынке.

Уолт: Станет ли Apple одной из них?

Тим: Я не хочу отвечать, но это может стать новой ветвью дерева.

Кара: Хорошо… очки, одежда, что именно вас интересует?

Тим: Меня интересует отличный продукт. Я ношу очки, поскольку у меня плохое зрение, но обычно люди с их помощью пытаются подчеркнуть свой стиль или соответствовать моде. На мой взгляд, устройство на запястье будут выглядеть естественней, но в этой области интерес представляют и другие вещи. Например, сейчас бешеной популярностью пользуются разные датчики. Со временем картина прояснится.

Уолт: Хочу поговорить об Android. Вы стояли у истоков современных смартфонов, и теперь Android отхватил солидную долю рынка. Это произошло довольно быстро. Как вы к этому относитесь?

Тим: Вижу ли я все это? Конечно, у меня нет привычки прятать голову в песок. Но мы никогда не старались победить. Apple выпускает лучший, но не самый продаваемый PC. То же самое можно сказать про наш телефон. Мы выпускаем лучший музыкальный плеер, сейчас он хорошо продается, но так было не всегда. Мы выпускаем лучшие планшеты, и они действительно продаются лучше всех. Нужно оценивать многие параметры. Например, доля iPad превышает 80%, на нем совершается в два раза больше электронных покупок, чем на всех Android-планшетах и телефонах вместе взятых.

Уолт: Как вы думаете, зачем тогда люди покупают Android-устройства?

Тим: Если говорить глобально, то, думаю, много «смартфонов» покупаются и используются в качестве обычных мобильных телефонов. Некоторыми планшетами покупатели недовольны, поэтому не работают с ними. Люди не говорят об Android-планшетах. В конечном счете неважно, кто и как ведет дела, о продукте судят клиенты, и iPad возглавляет рейтинг их удовлетворенности. Важно обогатить жизни людей, а не продать больше всех.

Уолт: Давайте поговорим об iPhone и iPad. Когда вы их измените?

Тим: Я не собираюсь говорить о наших планах на будущее. Тем не менее, через 2 недели мы проведем конференцию для разработчиков, и на ней покажем следующие версии iOS и OS X. Мы очень рады и находимся в долгу перед разработчиками за невероятное количество и качество приложений. Вот где у нас есть существенное преимущество, и наши клиенты подтверждает это.

Кара: Расскажите нам о новой iOS.

Тим: Помните, как вы себя чувствовали в канун Рождества?

Кара: Нет, мы открывали все подарки как раз в канун Рождества, не дожидаясь утра.

Уолт: Ладно, это над ней работал Джонатан Айв?

Тим: Да, прошлой осенью мы совершили некоторые изменения для улучшения сотрудничества между командами. В эпохе «post-PC» вам просто необходимо объединить потрясающее «железо», программное обеспечение и сервисы. Волшебство происходит на пересечении этих составляющих, и таким образом мы попытались усилить инновации. Многие годы Джони привносил свой вклад в то, как выглядели и ощущались продукты Apple, теперь он сможет сделать то же самое с программным обеспечением.

Кара: Вы упомянули о сотрудничестве. Можете немного рассказать о вашем стиле руководства? Вы выгнали Скотта Форстолла, который при Стиве обладал властью. Он не хотел работать в команде?

Тим: Я не хочу говорить о ком-либо, кроме нынешних сотрудников компании. Общая концепция предполагала еще более тесное взаимодействие между всеми группами. Сейчас, спустя семь месяцев, произошли невероятные изменения. Крейг [Федериги] работает над iOS и OS X. Эдди [Кью] управляет сервисами.

Кара: Вы поменяли систему управления Стива.

Тим: Я всегда задаюсь вопросом, какое из решений будет в интересах Apple. Не хочу говорить о себе, пускай меня характеризуют другие.

Кара: Чем вы отличаетесь от Стива с точки зрения лидерства?

Тим: Мы очень разные, но в то же время очень похожи в наиболее важных вопросах. Самое главное — сохранить культуру Apple.

Уолт: Время поговорить о продуктовой стратегии. Стив как-то пошутил по поводу iPod, что хорошо наконец заполучить более 5% рынка, а дальше расширил продуктовую линейку несколькими новыми моделями. Вы как-то убили iPod mimi и представили nano, а потом — и еще ряд плееров. Пока вы не сделали ничего подобного c iPhone или iPad.

Тим: Но это не означает, что мы не сделаем этого в будущем. Очень тяжело создать действительно хороший телефон, когда вы отвечаете за аппаратное, программное обеспечение и сервисы. Мы хотели сделать все правильно и не думали о расширении продуктовой линейки. Вспомните iPod… iPod shuffle был не похож на другие продукты. Он был по-настоящему хорошим, но играл другую роль. Роль iPod mini отличалась от роли Classic. Люди говорили, mini не будут покупать, но оказалось, что люди хотели более легкий, тонкий и маленький iPod. Все эти продукты служат разным типам людей и удовлетворяет разные потребности. Но я не могу сказать то же самое про телефоны. Неужели нам пора делать что-либо подобное?

Уолт: Например, некоторым людям нравятся большие экраны. Другим — устройства, находящиеся между телефонами и планшетами, для управления которыми нужен стилус. Этого недостаточно?

Тим: Сейчас при работе с большими экранами приходится идти на множество компромиссов. Клиенты смотрят на размер дисплея, но их также интересует правильная передача цвета и баланс белого, низкая отражательная способность, срок автономной работы, долговечность. Все критерии очень важны. Наши клиенты хотят от нас взвешенного решения, и сейчас мы считаем дисплей Retina лучшим на рынке. В гипотетическом мире, где не существует компромиссов, размер экрана позволит дифференцировать продукты.

Кара: Давайте поговорим о налогах.

Тим: Мы чувствовали, что это была возможность донести свою точку зрения и приехали в Вашингтон с конкретными предложениями. Нам нужны не налоговые льготы, а всеобъемлющая реформа, которая не зависела бы от размера доходов. Транснациональным корпорациям нужен простой кодекс, а в текущей его редакции — 7500 страниц. Высота стопки наших налоговых деклараций превышает полметра. Но вообще необходимо вернуть все оффшорные прибыли обратно в США, по крайней мере, мы так считаем.

Уолт: Для обычных людей всё это выглядит, как налоговые трюки. Я понимаю, что вы говорите искренне, но ведь кодекс запутан благодаря лоббистам. Они хотели сделать его как можно сложней, чтобы корпорации платили меньше денег.

Тим: Конгресс тоже связывает налоговые проблемы с лоббистами. Настало время выбросить старый кодекс в мусор и начать заново. Мы платим 6 млрд. долларов налогов в год, больше чем кто-либо в США. Мы не говорим, что должны платить меньше, возможно, мы будем платить даже больше. Но нас не должны ограничивать в возможности вернуть капитал в страну. Некоторые думают, что у нас с ирландским правительством действует специальное соглашение, предполагающее ставку налога в 2%. Но ничего подобного нет. Основная дискуссия крутится вокруг следующего вопроса: должна ли такая компания, как Apple, которая создает продукты в США, но продает их по всему миру, возвращать всю прибыль в США и облагать её налогом в США? Филиалы Apple исправно платят налоги в других странах, и у налоговых служб нет никаких претензий. Если всемирные прибыли от разработанных в США продуктов будут здесь же облагаться налогом, боюсь, никто попросту не станет ничего разрабатывать в США. Нам повезло, потому что мы не принимаем подобные экономические решения, но другим компаниям намного сложней, это может очень негативно отразиться на количестве рабочих мест в Америке.

Уолт: Сначала представители Конгресса задавали вам жесткие вопросы, а затем устроили фестиваль любви. Это было удивительно?

Тим: Я бы не назвал это фестивалем любви. По крайней мере, находясь в качестве свидетеля. Но было замечательно побывать там и рассказать нашу историю. Надеюсь, она поможет в процессе реформ.

Уолт: Когда компания находилась в бедственном положении, правительство практически не обращало на вас внимание. Теперь же все смотрят на Apple. Правительственные учреждения, антимонопольное законодательство, обвинения в манипулировании ценами на электронные книги. Что происходит?

Тим: Становясь крупнее и захватывая новые территории, вы всегда получаете больше внимания. Мы делаем невероятные вещи, например, заботимся об окружающей среде. В течении многих лет мы устраняем токсины из всех продуктов. Наши центры обработки данных получают 100% энергии их возобновляемых источников, в частности, от крупнейшей «солнечной фермы».

Уолт: Вы не чувствуете себя мишенью?

Тим: Когда вы становитесь настолько крупной компанией, власти не могут вас игнорировать. Но к Apple относятся не хуже чем к другим. Дело о манипуляции ценами на электронные книги вообще абсурдно. Мы не собираемся подписывать мировое соглашение, которое обвиняет нас в том, чего мы не делали, и будем бороться. Вопросы окружающей среды и трудовых прав, программа Product RED — все эти вещи мы планируем продвигать и дальше.

Кара: Несколько вопросов о ваших запасах денег. Огромных запасах. Почему Apple ничего с ними не делает?

Тим: Ранее мы покупали примерно по 6 компаний каждый год. Сейчас уже приобретено 9 компаний, но мы не собираемся анонсировать все свои покупки. Если только это действительно не понадобится.

Уолт: Вы думаете о крупных приобретениях?

Тим: Сейчас — нет, но вообще я не против. Главный вопрос в том, поможет ли нам эта покупка создавать лучшие продукты и будет ли она соответствовать культуре Apple.

Кара: А чего вам не хватает? Социальных функций?

Тим: У нас есть некоторые социальные вещи, например, iMessage, Game Center, но нет социальной сети. Мы сотрудничаем с Facebook и Twitter, и я, по правде говоря, никогда не думал, что нам нужна собственная социальная сеть. В любом случае мы не боимся больших покупок.

Уолт: Пару слов о контроле. Открытое против закрытого. Facebook разработал свой домашний экран Home для Android-смартфонов, пускай, он и «не взлетел». Я так понимаю, они обращались к вам с похожим предложением, но Apple не позволила так глубоко влазить в iOS. И еще вопрос: ваша клавиатура, распознавание голоса, интеллектуальный набор текста и т.п. не успевают за Android. Его создатели позволили другим разработчикам улучшать эти технологии. Вы когда-нибудь задумывались слегка ослабить контроль?

Тим: Конечно. В будущем мы планируем открыть больше API, хотя и не до такой степени, когда клиенты рискуют получить отрицательные впечатления от работы с устройством. Это сложно сделать, поскольку люди платят нам за то, что мы делаем выбор за них. Но в целом мы попробуем стать более открытыми.

Уолт: То есть вы позволите сторонним разработчикам добавлять некоторые функции?

Тим: Да.

Помимо этого, Тим Кук отвечал на вопросы из зала.


Читайте также: