Bookmark and Share

apple-wwdc-2012-logoВ мире, пожалуй, существует не так много фанатов, которые любят Apple и её продукты больше, чем Стивен Фрай. Известный британский актёр и писатель с радостью принял приглашение Джонатана Айва встретиться вместе с ним и Тимом Куком в Купертино, дабы обсудить новую должность главного дизайнера Apple, её «космический» кампус и наследие Стива Джобса. Предлагаю нашим замечательным читателям перевод полной версии этого эксклюзивного интервью The Telegraph.

Самый крутой адрес во Вселенной

На прошлой неделе я стоял у входа в штаб-квартиру Apple на 1 Infinite Loop, самом крутом адресе во Вселенной, вспоминая времена, когда мне удалось попасть внутрь здания и вывести из себя Стива Джобса. Для меня этот человек всегда был Вилли Вонкой, и каждый раз в Купертино я чувствовал себя Чарли, посещающим его Шоколадную фабрику. Не буду скрывать, больше всего в мире я восхищаюсь именно этим человеком, и не хотел злить его. Но я ещё вернусь к той истории.

Наряду с великим волшебником электроники и программирования Стивом Возняком в середине 70-х Джобс основал Apple Computer. Спустя год после выпуска Macintosh, первого в мире персонального компьютера с мышью, выпадающими меню и другими прелестями пользовательских интерфейсов, он был уволен/вынужден оставить собственную компанию.

После этого он создал NeXT, на чьих компьютерах известный британский учёный Тим Бернерс-Ли изобрёл Всемирную паутину, и основал Pixar, специализирующуюся на компьютерной графике. А когда её купил Disney, стал крупнейшим акционером этой компании.

«Головоломка» (Inside Out) — один из последних фильмов Disney Pixar

Наконец, он вернулся в некогда революционную и почти обанкротившуюся Apple, которой на тот момент не предрекали ничего хорошего, в течение года презентовал iMac и, тем самым, спас компанию. Дальше были Макбуки, Айподы, Айфоны, Айпады… мир не знал более удивительной корпоративной истории на нашем веку. «Из грязи в князи», потом снова в «грязь» и снова в «князи».

К тому же, Apple работает в секторе, который всегда вызывал у меня бурное слюноотделение. Мир цифровых устройств. Уверен, вы уже не раз слышали историю о том, как я купил второй продаваемый в Европе Macintosh, сразу после Дугласа Адамса.

К счастью, мне выпала честь на протяжении 30 лет наблюдать за судьбой Apple как издалека, так и с близкого расстояния. Некоторые люди обожают Ferrari, и их называют «тиффози». А некоторые любят продукты Apple. Их называют «фанбоями», и я — один из них.

Прошло много лет с тех пор, когда история Apple напоминала рассказ о неравной схватке Давида с жестоким Голиафом в лице IBM или сюжет о борьбе святого Георгия с огнедышащим драконом Microsoft. Apple уже с десятилетие является могущественной компанией, и продолжит оставаться ею в будущем.

Наследие Джобса

Легенда гласит: наследие Стива Джобса заключается в маниакальном микро-менеджменте, если речь идёт о создании новых продуктов, и невероятном мастерстве устроить шумиху, когда они наконец поступят в продажу.

Один из последних снимков Стива Джобса

Его харизма и навыки шоумена были чем-то совершенно уникальным в скучном мире цифровой техники. После своего возвращения в Apple он быстро разглядел потенциал в перфекционисте Джонатане Айве, британском дизайнере, который благодаря своему вкусу, врождённой элегантности и вниманию к деталям стал самым влиятельным и почитаемым человеком в своей области. За свою карьеру в Apple он неоднократно признавался наиболее влиятельным британцем в Америке. В 2012 году его посвятили в рыцари. Господи, ведь он даже получил награду от детской передачи «Blue Peter»! :-)

Но после того, как Стив Джобс страшно заболел и окончательно покинул компанию, в технологической прессе и на Уолл-стрит стали задаваться вполне закономерным вопросом: сможет ли компания выжить без своего импресарио? Называйте его торговцем или гением — но именно он олицетворял Apple.

В качестве генерального директора и сменщика Джобса был выбран Тим Кук, который, на первый взгляд, казался довольно бледным преемником. Его знали, как высококвалифицированного бизнес-менеджера и человека, у которого всё лежит на своих местах, но что он вообще понимает в инновациях и мастерстве продаж? Как он собирается оживить весь этот ошеломлённый и дезориентированный механизм после потери своего блестящего лидера? Многие думали именно так.

На снимке Стивен Фрай и Тим Кук, который возглавил Apple после смерти Стива Джобса

Однако после смерти Джобса компания не прогорела. Наоборот, её показатели взмыли до небес.

Самая дорогая компания на планете

Несомненно, в настоящее время Apple является самой дорогой компанией на Земле. Отраслевые аналитики, технологические блоггеры и фондовые эксперты были ошеломлены таким поразительным и, казалось бы, бесконечным успехом. Вебсайты не прекращают попыток осмыслить стоимость Apple: подумать только, это больше всего фондового рынка США в 1977 году, больше всей мировой кофейной индустрии.

И это было, когда Apple стоила 500 млрд. долларов! Сейчас этот показатель превысил 764 млрд. долларов и продолжает расти. Сколько ещё понадобится компании, прежде чем её рыночная стоимость перевалит за триллион долларов? Это тысяча миллиардов. Может ли кто-нибудь из нас представить, что вообще это значит?

Не похоже на то, что Тим Кук добился подобных результатов, затянув каждый финансовый винтик и повысив корпоративную дисциплину. Просто он делал то же самое, что и Джобс в своё время. К тому же он стал уделять больше внимания дизайну, пристальней руководить ослепительными запусками новых продуктов и эволюцией программного обеспечения.

Одно время в прессе гулял миф, что своим успехом компания обязана стадному менталитету «подопытных кроликов», покупающих любой новый яблочный продукт, и недалёким покупателям, которым не терпится расстаться со своими деньгами. Но сегодня только дурак может верить в то, что феномен компании объясняется только этими факторами.

Чудо-мальчик

Джони Айв всегда славился страстью к мельчайшим деталям в своих творениях. Ни одна компания в мире не может позволить себе такие затраты времени и денег на разработку продуктов вроде первых Айфонов или линейки «умных часов». Но благодаря им Apple заработала намного больше, чем эти компании могли себе представить.

Чем больше Айв проводил времени, создавая новый продукт, тем желанней он оказывался для потребителей и приносил большую прибыль компании. Стив Джобс сотрудничал с Джонатаном очень тесно, и это, как признавался спокойный англичанин, мешало и, порой, выводило из себя. Тим Кук ценит Айва не меньше, чем Джобс. Вот почему несколько лет назад он назначил его руководителем команды пользовательских интерфейсов (HI) наряду с его текущей должностью главы отдела промышленного дизайна (ID), фактически предоставив ему полный контроль за каждым этапом разработки дизайна Apple.

Тим Кук и Джони Айв

Отдел ID разрабатывал физический облик устройств, в то как группа HI отвечала за то, как выглядит, звучит и ощущается программное обеспечение компании, как мы с ним взаимодействуем и как его используем. Возглавив оба направления, Айв смог отойти от устаревшего скевоморфизма в пользу более яркого, понятного и изящного стиля, который говорит сам за себя. Лучше всего об изобретательности Айва скажет количество зарегистрированных на его имя патентов — почти 5000. Для сравнения у Эдисона было 2332.

Например, недавно Apple выпустила новый штекер питания под британский стандарт розетки, у которого зубцы элегантно складываются в корпус. В таком виде его легко транспортировать, и вы не будете корчиться в агонии от боли, если случайно на него наступите. На рынке много альтернативных решений, но почему-то никто не додумался до самого простого:

«Ушли десятилетия, чтобы решить эту проблему», — говорит Айв с некой тоской в голосе.

В этом сама суть Джонатана. Никто в мире не заботится о деталях больше него. Возьмите хотя бы упаковку яблочных продуктов. Только за решение этой проблемы дизайнерскую команду Apple следует крепко отблагодарить. Каждую упаковку легко открыть, для этого вам не потребуются ножницы, нож или недюжинные усилия. Можно цинично считать её «добавочной стоимостью», но это тот самый хороший дизайн, за который так любят Apple.

«Космический» Кампус 2.0

В общем, я прибыл в Купертино на прошлой неделе, дабы побольше разузнать об изменениях, витавших в воздухе последнее время. Через несколько минут ко мне присоединился Тим Кук, и мы выпили по стаканчику сока на внутреннем дворике Caffé Macs, кафетерия на территории кампуса Apple. Да, именно кампуса. В Америке так называют не только студенческие городки при университетах, но и штаб-квартиры компаний.

В начале беседы Кук сказал, что Джони Айв придумал столы, за которыми мы сидим. Круглые белые и серые диски из мрамора. По крайней мере, я так думал. Хотя с таким же успехом это мог быть какой-нибудь новый материал под названием Айвелон иди Джонатанит.

Тим Кук и Джони Айв на строительной площадке Кампуса 2.0

Хорошо видно, что Кук просто обожает Айва. Не только как «гуся», продолжающего нести ему золотые яйца, но также как коллегу и друга. Я не тот человек, которому удаётся часто встречать людей, обладающих реальной властью и положением в корпоративном мире. Но моя любовь к технологиям позволила познакомиться с некоторыми из них.

В определённом роде встреча с Тимом Куком похожа на встречу с великим спортсменом или музыкантом. После разговора с ним вы всегда приходите к одному и тому же выводу: «Этот человек, — говорите вы себе, — не мог оказаться здесь случайно».

Сейчас в его ведении находится самая ценная корпорация на планете. Кук с радостью и некоторым ошеломлением говорит о «шокирующих», «неожиданных» и «огромных» темпах её роста. «Они превысили все наши прогнозы», — заключает он в более подходящей манере для человека своего статуса. У Тима довольно солидный пакет акций Apple и опционов на них, но недавно он пообещал избавиться от всего состояния, как только оплатит высшее образование племяннику. Человек не должен умирать с деньгами в банке — такова его философия.

В 2009 году Apple росла уже достаточно заметно, а вместе с ней — и число сотрудников. Поэтому Стив Джобс задумался о новом доме для них, который получил бесхитростное название Кампус 2.0. Его строительство началось в 2012, а закончится — в конце следующего или начале 2017 года.

Стивен Фрай, Джони Айв и Тим Кук осматривают стройплощадку Кампуса 2.0

«Может, штаб-квартиру стоит назвать в честь Стива Джобса?» — предлагаю я. «О нет, Стив очень чётко высказал свои взгляды на этот счёт», — говорит Кук.

Речь идёт о старом кампусе, в котором и проходит наш разговор. В нынешнем году ему исполняет 23 года, и это серьёзный возраст по меркам Кремниевой долины. Надеюсь, я не обижу читателей из страны, любезно пригласившей меня в гости, но американский инфантилизм просто сквозит в штаб-квартирах технологических компаний (и лишь Apple является исключением).

Например, в кампусе Google можно найти игровые площадки и дурацкие цветные слайды на стенах. А строители штаб-квартиры Facebook в Менло-Парке вдохновлялись Диснейлендом. Я поинтересовался, будет ли новый кампус Apple весёлым, пускай и не в столь ужасном смысле, чтобы при входе туда не хотелось снять обувь и разговаривать шёпотом?

«Почему бы вам не прогуляться по округе?» — Тим Кук переводит разговор в другое русло, поднимается, прощается со мной до завтра и уходит на следующую встречу. Я чувствую себя в очень, очень привилегированном положении. Кто-то мне говорил, что абсолютно все на стройке (даже рабочие) обязаны носить непрозрачные повязки на глазах :-)

Но сначала я должен повидаться с Джони Айвом.

Джонатан Айв. Вскоре его ожидает повышение

До недавнего времени Айв был всего-лишь старшим вице-президентом Apple. Но мне разрешили открыть большой секрет: он только что получил повышение, и скоро станет директором Apple по дизайну. В легендарной дизайнерской студии с длинными столами, накрытыми плотной тканью, скрывающими от посторонних глаз новые захватывающие прототипы, помимо Джони меня встретило ещё два человека. Они также получили повышение вместе с Айвом.

Первый — британец Ричард Ховарт. «Ричард станет главой нашей команды промышленного дизайна», — говорит Джони. — «А это — Алан Дай, будущий руководитель отдела разработки пользовательских интерфейсов». Дай — высокий и любезный американец.

Они проводят небольшую экскурсию по своей хорошо укомплектованной студии, в которой витает дружественная атмосфера, со стеллажами книг, среди которых есть как средневековые немецкие манускрипты по типографике, так и работы Дэмьена Херста.

dye-ive-howarth

Слева направо: Алан Дай, Джони Айв и Ричард Ховарт

Новая роль

Оставшись наедине с Джонатаном, я сразу же поинтересовался, почему он отказался от двух отделов, которые так успешно работали под его руководством? «На самом деле, я по-прежнему буду отвечать за них, — ответил Айв, — ведь я стану директором по дизайну. Но Алан и Ричард освободят меня от некоторых административных и управленческих задач, которые… как бы это сказать…»

«…вам не нравились?»

«Точно. И эти двое очень хорошо подходят для новых должностей. Ричард с самого начала принимал участие в разработке iPhone. Мы вместе прошли путь от самого первого прототипа до начала его продаж. Алан — гениальный дизайнер пользовательских интерфейсов. Он так много сделал для создания операционной системы  Watch. С ними я смогу…».

«…думать более свободно?»

«Совершенно верно!»

Джони сказал, что теперь он сможет больше путешествовать. Кроме этого он направит свою энергию на совершенствование Apple Store, которые растут по всему миру, как грибы после дождя. Экстраординарные успехи розничных магазинов компании также являются предметом её гордости.

Несмотря на упорство и настойчивость Стива Джобса, открытие первых Apple Store сопровождалось большим скептицизмом. Но сегодня это наиболее прибыльные торговые площади в мире. Независимо от индустрии. Они отличаются архитектурными изысками и потрясающим дизайном интерьера. Посмотрите хотя бы на новый магазин в китайском городе Ханчжоу с его потрясающим цокольным этажом.

Этот магазин стал результатом многолетнего и плодотворного сотрудничества Apple и Foster & Partners. Норман Фостер широко известен своими легендарными архитектурными работами — от стадиона Уэмбли и Виадука Мийо до лондонской Башни Мэри Экс 30 и стеклянного купола на берлинском Рейхстаге.

В данный момент Фостер реализует крупнейший частный проект в Америке. Я говорю о Кампусе 2.0, посетить который мне разрешил лично Тим Кук. Его стройплощадка находится недалеко от Infinite Loop, но при этом она огромна. Главным объектом на ней, безусловно, является шестиэтажное здание в форме кольца, два из которых расположены под землёй. Диаметр внешней окружности превышает милю.

new-campus-01

Вскоре это здание станет новым домом для 13 000 сотрудников Apple

Я приехал туда вместе с Тимом Куком и Джони Айвом на джипе, которым управлял Дэн Вайзенхант (Dan Whisenhunt), менеджер проекта. Джони сразу попытался объяснить мне несколько базовых вещей (он что-то говорил об использовании наружного воздуха и природного вентиляции… к сожалению, я плохо разбираюсь в подобных вещах), потом поведал о заводских бетонных молдингах, мозаике терраццо и потолочных плитах из усиленного бетона. Создаётся впечатление, что они возводят настоящий аэропорт, — настолько эпичной является стройка. Кроме этого неподалёку от Кампуса будут располагаться паркинги на 6 000 автомобилей, а также большой зал для презентации новых продуктов и проведения пресс-конференций.

В настоящее время, штаб-квартира по Infinite Loop вмещает 5 000 человек, в Кампусе 2.0 разместятся ещё 13 тысяч. Мне также сказали, что он будет полностью обеспечиваться энергией из возобновляемых источников, а 80% территории — засажены деревьями и другой растительностью. Над этим проектом работает 70-80 сотрудников Foster & Partners в Лондоне и ещё 40 — в Купертино.

Стивен Фрай, Тим Кук и Джони Айв прогуливаются по стройплощадке Кампуса 2.0

Интересно, есть ли в мире ещё хоть одна компания, чей главный дизайнер придумывает мебель, которую в дальнейшем будут использовать его коллеги, определяет внешний и внутренний облик розничных магазинов, курирует разработку программного обеспечения, форму смартфонов и упаковку ремешков для «умных часов»? Джони Айв объединяет технологическую подкованность с настоящей артистичностью.

История про Стива

Кажется, я так и не рассказал вам, как разозлил Стива Джобса. В январе 2010 года мессия технологического мира вышел на сцену Центра искусств Yerba Buena в Сан-Франциско, чтобы представить iPad — новый продукт, название которого звучало, по словам некоторых особо язвительных наблюдателей, «как предмет женской гигиены».

В конце презентации Джобс показал на слайде перекрёсток двух дорог: «На мой взгляд, Apple существует на пересечении Технологий и Гуманитарных наук». В тот день я присутствовал на презентации и недоумевал, почему он упустил третью дорогу. Семь недель спустя мне представилась возможность увидеть его в Купертино и напомнить эту метафору:

«На самом деле, существует три дороги», — сказал тогда я. — «Может правильнее было сказать, что Apple существует на пересечении Технологий, Гуманитарных наук и Коммерции?»

Джобс воскликнул с плохо скрываемым раздражением: «Почему вы об этом говорите? Почему?»

Ох, подумал я, но вслух пробормотал следующее: «Но ведь это же Америка. Неужели вы считаете коммерцию чем-то плохим?»

Стив барабанил пальцами по столу и хмыкнул: «Да, вы правы. Коммерция. Думаю, есть и такая дорога».

Но я видел невооружённым взглядом, насколько некомфортно ему было смириться с этой «дорогой» в образе Apple. К сожалению, тогда я видел его в последний раз. Я до сих пор уверен в своей правоте, на том слайде не хватало дороги под названием «Коммерция». Но как же я сожалею, что сказал тогда ему об этом.


Читайте также: