Bookmark and Share

Предлагаю вашему вниманию перевод отрывка из книги Леандера Кэней, посвященной Джонатану Айву. В нём автор рассказывает о зарождении iPhone и трудностях, с которыми пришлось столкнуться компании и целом и её главному дизайнеру в частности.

В конце 2003 года, как раз перед запуском iPod mini, Джонатан Айв и его команда собрались на традиционном совещании, которое проходило каждые две недели. Как обычно, все собрались вокруг кухонного стола в студии. Слово взял Дункан Керр, промышленный дизайнер, который присоединился к Apple в 1999 году. До этого он несколько лет провел в компании IDEO, где набрался инженерного опыта и полюбил возиться с новыми технологиями.

Керр работал в составе специальной инженерной группы, которая занималась исследованием альтернативных методово ввода для Mac в надежде наконец-то покончить с клавиатурой и мышью, одним из основных элементов всех персональных компьютеров на протяжении последних трех десятилетий. И когда Керр наконец закончил свой рассказ, группа замерла от удивления.

Вокруг стола собрался костяк группы промышленного дизайна Apple: Джонатан Айв, Ричард Ховарт, Крис Стрингер, Юджин Вэнг, Дэнни Костер, Дэнни Де Юллис, Рико Зоркендорфер, Шин Нишибори, Барт Андре и Даг Сатцгер.

«Это было просто невероятно. Дункан показывал нам, как с помощью мультитача можно выполнять разные действия двумя и тремя пальцами, — вспоминает Даг Сатцгер. — Он также продемонстрировал масштабирование и вращение объектов на экране. Я был поражен, мы могли делать такие вещи!»

В то утро дизайнеры Apple впервые услышали о мультитаче. Сегодня им вряд ли можно кого-нибудь удивить, но в те годы сенсорные интерфейсы были довольно примитивными. Большинство подобных устройств, например, наладонники Palm и планшеты Windows, использовали стилусы. А экраны, предназначенные для управления пальцами (дисплеи банкоматов), умели обрабатывать только одиночные нажатия и не понимали жесты.

Керр объяснил коллегам, что мультитач позволит людям задействовать два или даже три пальца, благодаря чему можно будет создавать намного более сложные интерфейсы. Команда оказалась настолько взволнована демонстрацией Керра, что практически сразу же начала мозговой штурм, пытаясь придумать применение этой технологии.

Самой очевидной идеей стал Mac с сенсорным интерфейсом. Вместо клавиатуры и мыши пользователи могли прикасаться к экрану и таким образом управлять компьютером. Один из дизайнеров предложил создать сенсорный контроллер, своего рода виртуальную клавиатуру, которая стала бы альтернативой традиционным методам ввода.

«Мы попросили себя: „Можно ли взять планшеты и сделать их лучше?“ Сенсорный ввод — это хорошо, но мультитач был чем-то совершенно новым, — продолжает вспоминать Сатцгер. — Например, вы могли сделать слайд по экрану и перевернуть страницу, прямо как в книге. И вам не пришлось бы искать для этого специальную кнопку в интерфейсе. Вместо нажатий на кнопки для совершения какого-либо действия мы могли использовать жесты».

Джони Айв прекрасно понимал, что перед ним отличная возможность создать полностью тактильное устройство. Больше никаких клавиатур, мышей, перьев, стилусов или колесиков — пользователь сможет притрагиваться к интерфейсу своими пальцам! Что может быть интуитивней?

Инженерная команда, в которой работал Керр, собрала экспериментальное оборудование для тестирования работы мультитача. Оно состояло из огромного емкостного дисплея размером со стол для пинг-понг и проектора, который транслировал на стол операционную систему Mac. Как только Джони увидел всю систему в сборе, он сказал: «Это всё изменит!»

Первые наброски устройства, которое впоследствии станет iPhone. Уже тогда вся передняя поверхность была закрыта одним большим стеклом.

Согласно официальной биографии Стива Джобса, написанной Уолтером Айзексоном, Джони хотел показать систему Стиву, но очень боялся, что босс зарубит эту идею на корню, ведь железо было еще очень сырым и недоделанным. Показывать наработки стоило только наедине: «Стив быстро раздавал оценки, и я не хотел ничего ему показывать в присутствии других людей. Он мог практически сразу отвергнуть идею, назвав её „дерьмом“. Я же знал, что идеи обычно бывают очень хрупкими, поэтому на стадии разработки с ними нужно обращаться особенно бережно. Я также понимал, что если ему не понравится, будет очень грустно, ведь эта технология была очень важна».

Джони положился на свои инстинкты и показал Джобсу систему, когда в студии больше никого не было. Его расчет сработал. Стиву настолько понравилась идея, что он сказал: «За этим — будущее!»

Получив зеленый свет от Джобса, Айв поставил перед Имраном Чадри и Базом Ордингом, двумя самыми талантливыми программными инженерами Apple, довольно сложную задачу: ужать огромный емкостный экран до рабочего прототипа планшета. И уже через неделю они вернулись с 12-дюймовым дисплеем от iBook, подключенным к Power Mac. Настольный компьютер занимался всеми вычислениями и интерпретировал жесты.

Для демонстрации были выбраны Google Maps. Программисты нашли штаб-квартиру Apple в Купертино и показали, как можно увеличивать масштаб карты на экране. Санцгер вспоминает, что Джони и его команда была буквально ошеломлена: «Мы могли приближать и уменьшать кампус Apple с помощью жестов!»

Впервые у компании появилась реальная возможность создать планшет, управляемый одними лишь пальцами. Но его появлению помешала разработка другого революционного продукта Apple.

Модель 035

Возможно, мультитач стал открытием для дизайнерской группы Джонатана Айва, но в академических кругах про эту технологию знали уже давно. Её истоки берут начало еще в шестидесятых годах, когда исследователи работали над первыми электронными компонентами для сенсорных датчиков. Системы, способные определять несколько прикосновений одновременно, были изобретены в 1982 году в Университете Торонто, первый рабочий мультитач-экран появился спустя 2 года — тогда же, когда Стив Джобс выпустил первый Macintosh. А на рынке продукты с поддержкой этой технологии стали появляться лишь в конце девяностых. Одними из них были устройства небольшой компании FingerWorks из Делавэра.

Apple без лишнего шума купила FingerWorks в начале 2005 года и сразу же убрала её продукцию с рынка. Новости о сделке появились лишь через год, когда основатели FingerWorks Уэстерман Уэйн и Джон Элиас начали подавать заявки на получение новых сенсорных патентов для Apple.

После того, как Чадри и Ординг показали свой аналог планшета, пускай и весьма сырой, команда индустриальных дизайнеров Apple приступила к созданию более законченных прототипов. Проектные работы возглавили Барт Андре и Дэнни Костер. Один из таких прототипов получил внутреннее название «Модель 035» и лег в основу патентной заявки, поданной 17 марта 2004 года.

Модель 035 представляла из себя большой белый планшет и очень сильно походила на пластиковые крышки ноутбуков Apple, выпускаемых в те годы. Более того, при его создании использовались компоненты iBook. У 035 отсутствовала кнопка Home, к тому же, он был значительно толще и больше оригинального iPad. Но уже тогда их роднили закругленные края и черная рамка вокруг экрана.

Первый прототип планшета Apple был сделан из компонентов iBook. Модель 035 работала под управлением специальной версии Mac OS X. Мобильная разновидность OS X — iOS — появится только через несколько лет.

По сравнению с iPad 2 прототип 035 был большим и тяжелым.

Также, устройство было горячим. Обратите внимание на ряд вентиляционных отверстий по всему периметру вокруг экрана.

В то время, пока команда Джони работала над несколькими прототипами планшета, руководство Apple было обеспокоено дальнейшей судьбой iPod. Он был очень популярен: в 2003 году компания продала 2 миллиона плееров, в 2004 году — 10 миллионов, а в 2005 — 40 миллионов. Но компания понимала, что в один прекрасный день мобильные телефоны заменят iPod. В те годы обычные телефоны позволяли хранить всего несоклько песен, но с каждым днем становилось очевидно, что рано или поздно кто-то, возможно, конкуренты, объединит эти два устройства в одно целое.

В 2005 году Motorola, заручившись поддержкой Apple, выпустила телефон ROKR E1. При помощи iTunes пользователи могли загружать на него треки, купленные в iTunes Store, и слушать их через специальное музыкальное приложение, напоминавшее интерфейс iPod. Но практически с самого начала телефон был обречен: в него помещалось всего 100 песен, синхронизация с компьютером была очень медленной, а интерфейс — ужасным. Джобс даже не скрывал своего презрения к этому продукту.

С другой стороны, провал ROKR E1 наглядно продемонстрировал, что Apple нуждается в своем собственном телефоне. Клиенты желали получить на своем телефоне полноценный iPod, а Джобс не доверял другим компаниям и очень сильно сомневался, что они способны выпустить качественный продукт с учетом высоких требований Apple.

К сожалению, до сих пор никто не может точно сказать, как разработка Модели 035 перетекла в создание iPhone. Во время своего выступления на конференции All Things Digital в 2008 году Стив Джобс сказал, что именно он решил сделать телефон с сенсорным экраном.

«Скажу вам по секрету: все началось с планшета. — сообщил Джобс аудитории. — Я мечтал о сенсорном дисплее, по которому можно было водить пальцами. Я начал расспрашивать наших сотрудников об этом. И через полгода они мне его показали. Я отдал этот дисплей одному из наших по-настоящему талантливых парней для работы над интерфейсом. Он реализовал прокрутку и некоторые другие вещи, после чего я подумал: „Ух ты, мы ведь можем на основании этого сделать телефон!“ Так что мы отодвинули планшет в сторону и стали работать над iPhone».

По словам других сотрудников Apple, идея iPhone возникла на одном из совещаний руководства компании. «Мы ненавидели свои телефоны, — вспоминал Скотт Форстолл. — В те годы у нас были эти ужасные „раскладушки“, и мы постоянно себя спрашивали: можем ли мы использовать наши технологии для создания лучшего телефона?»

После того совещания Стив Джобс, Тони Фэйделл, Джон Рубинштейн и Фил Шиллер отправились в студию к Айву, чтобы увидеть прототип планшета. Демонстрация Модели 035 их очень сильно впечатлила, но они также выразили сомнение, что данная технология не подойдет для мобильного телефона.

Решающим фактором в смене курса стало создание простого тестового приложения, которое использовало лишь небольшую часть экрана Модели 035. «Мы разработали прокручиваемый список контактов, — рассказывал Форстолл. — Устройство должно было умещаться в кармане, поэтому мы отвели ему один из углов планшета. Этот список можно было прокручивать, выбирать определенный контакт, тапать по нему, после чего список уезжал с экрана, и на нём появлялась контактная информация. Вы могли нажать на номер телефона, и устройство делало вид, что звонит, хотя на самом деле никуда оно не звонило. И это было просто восхитительно. Мы поняли, что небольшой сенсорный экран тоже способен работать безупречно».

Apple очень сильно рисковала, собираясь выйти на новый рынок, ведь у неё не было опыта в создании подобных устройств. Поэтому руководство компании решило параллельно разрабатывать сразу два телефона, и в итоге выбрать лучший. Секретный проект назвали «Purple», или сокращенно «P». В основе первого конкурирующего телефона лежал iPod nano, он получил кодовое название «P1». Разработкой второго телефона занялся Джони Айв. Это было совершенно новое сенсорное устройство на базе Модели 035, которое называлось «P2».

Проект P1 возглавлял Тони Фэйделл; его группе в голову пришла идея скрестить телефон с iPod. «На самом деле, это было естественное развитие. Мы хотели взять iPod и превратить его во что-нибудь еще», — вспоминал бывший вице-президент компании.

Разработку программного обеспечения для этого устройства поручили Мэтту Роджерсу, отчаянному молодому инженеру, который работал в команде Фэйделла. Мэтт впечатлил своего босса еще в качестве стажера, переписав некоторые сложные утилиты для тестирования iPod. Как обычно, проект окружал режим строжайшей секретности. «Никто в компании не знал, что мы работает над телефоном», — говорил Роджерс. Участникам приходилось много работать сверхурочно, ведь кроме этого они занимались разработкой новых поколений iPod nano, iPod Classic и iPod shuffle.

На этой иллюстрации к патенту показано, как мог работать гибрид iPod и мобильного телефона. Колесико прокрутки плеера действовало в качестве дискового номеронабирателя.

С помощью колесика iPod можно было набирать даже короткие текстовые сообщения.

Команде Фэйделла удалось создать более-менее рабочий прототип спустя 6 месяцев после начала работ. Колесико прокрутки музыкального плеера использовалось для набора номера по аналогии со старыми дисковыми телефонами. Устройство даже могло совершать и принимать звонки. Но самой лучшей функцией стал легкий выбор контакта в адресной книге (что неудивительно, если вы хоть раз пользовались классическим iPod). По итогам этих экспериментов компания даже оформила несколько патентных заявок. В качестве изобретателей в них были указаны Джобс, Форстолл, Ординг, Чадри и другие сотрудники Apple.

Но у P1 было слишком много недостатков. Даже такие простые операции, как набор номера, выполнялись с большим трудом. К тому же, устройство не могло путешествовать по Сети и не поддерживало приложения. Но самая большая проблема заключалась в том, что команда Фэйделла была загнана в угол. Использование существующего устройства значительно ограничивало возможные варианты конструкции, поэтому об оптимальном решении задачи речь даже не шла. «У P1 был маленький экран и аппаратное колесико для прокрутки. И из-за этого мы застряли… Но иногда вы должны попробовать какое-либо решение, прежде чем его отвергнуть».

После шести месяцев работы Джобс закрыл проект P1. «Честно говоря, мы можем сделать лучше», — сказал он тогда команде Фэйделла, хотя её руководителю не хотелось признавать поражение: «Ставка на сенсорное устройство была очень рискованной, ведь никто не попробовал сделать что-либо подобное раньше, и никто не был уверен в том, что все необходимые компоненты удастся уместить в маленьком телефоне». Тони с самого начала скептически относился к сенсорным экранам, поскольку у него уже был печальный опыт работы с неуклюжими гаджетами вроде Palm Pilots.

«Мы все знаем, что это именно то устройство, которое нам всегда хотелось создать, — сказал Джобс, ссылаясь на проект Р2. — Так давайте заставим его работать!»

Спустя два года во время анонса iPhone на Macworld Джобс показал шуточный слайд, на котором был изображен iPod с дисковым номеронабирателем. «Вот как не нужно создавать новые телефоны», — сказал Стив. Зрители рассмеялись, но мало кто из них знал, что компания могла выпустить и такой гаджет.

Тот самый момент из презентации Стива Джобса.

Новая команда берет на себя ответственность

После выбора проекта P2 в качестве отправной точки Джонатан Айв занялся разработкой промышленного дизайна, Тони Фэйделл стал отвечать за инженерную составляющую, а Форстоллу поручили превратить компьютерную Mac OS X в совершенно новую операционную систему для телефона.

Дизайнерская группа Джони работала над iPhone, не имея ни малейшего представления о том, как будет выглядеть окончательный вариант прошивки. Сперва они работали с пустым экраном, а затем стали использовать наклейки с изображением интерфейса. Разработчики программного обеспечения также не видели прототипы телефона. Тем не менее, Джони имел полный доступ к последним наработкам Форстолла, и постоянно советовался с Джобсом и другими руководителями компании.

В самом начале далеко не все были уверены в успешной разработке телефона. Безусловно, это был самый сложный проект в истории компании, которой также приходилось работать над Макбуками или iPod. Руководство забирало лучших сотрудников с их текущих проектов, задерживая выпуск одних продуктов и отменяя другие. И если бы устройство не стало популярным, последствия для компании могли стать плачевными.

Для работы над проектом Джобс развязал руки руководителям структурных подразделений, позволив нанимать кого угодно, но только в пределах компании. «Это была довольно сложная задача, — вспоминал Форстолл. — Мне приходилось находить в компании восхитительных инженеров. Я приглашал их к себе в кабинет и говорил следующее: „Менеджер ценит вас, и вы станете невероятно успешным в Apple, даже если останетесь на своей текущей должности и продолжите заниматься любимым делом. Но у меня для вас есть другое предложение. Мы начинаем новый проект. Он настолько секретный, что я даже не могу вам рассказать подробности“… и удивительные, чрезвычайно талантливые сотрудники принимали этот вызов. Вот так я и собрал команду iPhone».

Форстолл захватили целый этаж в одном из зданий штаб-квартиры Apple. «Мы поставили двери со считывателями бейджиков и много камер. Чтобы попасть в некоторые лаборатории людям приходилось четырежды проходить проверку личности», — рассказывал Скотт. — Там все врем крутились люди, ночью и даже на выходных. И там постоянно пахло чем-то вроде пиццы». Этот этаж получил прозвище «Фиолетовое общежитие».

«На входной двери в Фиолетовое общежитие мы написали „Бойцовский клуб“, поскольку первое правило из одноименного фильма запрещало говорить о бойцовском клубе. В случае с проектом «Purple» действовало аналогичное правило — о нём никому нельзя было говорить за этими дверями», — продолжал Форстолл.

Ранние эскизы iPhone в исполнении Криса Стрингера были похожи на окончательный вариант продукта.

В то же время команда дизайнеров Айва писала свою историю. Как позже объяснял Джони, во главу угла ставились чувства, которые должен был испытывать пользователь при виде устройства. По его мнению, самым важным элементом iPhone должен был стать дисплей. С самого начала дизайнеры решили, что ничего не должно отвлекать пользователя от экрана, который напоминал Джонатану изумительные «бескрайние бассейны» с невидимыми бортиками.

Осенью 2004 года группа Айва начала работать над двумя различными направлениями в дизайне iPhone. Первое направление, напоминавшее iPod mini, получило название «Extrudo», а отвечал за него Крис Стрингер. Корпус этого телефона производился из плоского бруска штампованного алюминия (его также можно было окрашивать в различные цвета благодаря процедуре анодирования). На тот момент Apple выпускала iPod огромными партиями, и большие производственные линии являлись одним из преимуществ этого направлении. К тому же, данный дизайн очень нравился Джони и его команде.

iPod mini стал источником вдохновения для части дизайнеров iPhone. В те годы Apple продавала миллионы подобных плееров.

Руководителем второго направления, «Sandwich», был Ричард Ховарт. В основном гаджет был выполнен из пластика, внешне напоминая прямоугольник с равномерно закругленными углами. Экран находился по центру на передней панели, под экраном — кнопка меню, а над ним — динамик.

Джонатан и его команда предпочитали «Extrudo» и уделяли ему наибольшее внимание. Они перепробовали несколько вариантов корпуса, но непременно сталкивались с проблемами — жесткие края довольно сильно царапались, когда телефон подносился к уху. Особенно это не нравилось Джобсу.

Вот так выглядел один из ранних вариантов «Extrudo».

Чтобы смягчить жесткие края корпуса дизайнеры добавили пластиковые заглушки. Они также помогали работать радиоантеннам — уже тогда было известно, что помимо сотового модуля в iPhone будет установлен Wi-Fi и Bluetooth. Но дизайнеры столкнулись с еще одной проблемой. Оказалось, что радиоволны не проходят через алюминиевый корпус, поэтому пластиковые заглушки стали, скорей, необходимостью.

С каждой итерацией дизайна пластиковые заглушки в верхней и нижней части устройства становились все больше и больше.

Дизайнеры не могли видеть операционную систему, поэтому экран заменяла обычная наклейка со случайными иконками.

Команда изо всех сил пыталась решить проблемы «Extrudo», но технические испытания в очередной раз подвтердили, что данная конструкция нормально работать не сможет, если только не сделать пластиковые заглушки больше. Однако, они очень сильно портили внешний вид гаджета. «Мы сделали невероятное количество эскизов, пытаясь понять, как не испортить дизайн из-за проблем с антенной. Но все решения, которые добавляли комфорт, ухудшали общий дизайн», — вспоминает Сатцгер.

У конструкции «Extrudo» была и другая проблема, которая выводила Джобса из себя: металлическая окантовка очень сильно отвлекала от экрана, что противоречило первоначальной затее Айва. Позже Джони вспоминал, как он смутился, когда Стив впервые указал ему на эту ошибку.

В общем, Apple отказалась от «Extrudo» и остановилась на «Sandwich».

Одна из первых трехмерных моделей «Sandwich», которая предусматривала металлический каркас, зажатый между пластиковым экраном и пластиковой задней крышкой.

Еще один прототип «Sandwich», выполненный из белого пластика. Кнопка Home тогда называлась «Menu».

Вторая конструкция имела ряд преимуществ перед «Extrudo», в частности, закругленные края больше не царапались. Прототипы получилась довольно большими и тяжелыми, поэтому перед командой Айва стояла непростая задача: им не просто предстояло сделать устройство легче, но также втиснуть в него много различных модулей. Причем, многие из них еще не были достаточно малыми, чтобы уместиться в таком сложном устройстве, как телефон.

Apple долго не могла уместить в телефон все необходимые компоненты. Каждый следующий прототип «Sandwich» становился все толще и толще.

* * *

К счастью, дизайнеры и инженеры Apple блестяще справились с задачей. Но это, как говорится, уже совсем другая история. Если вам понравился перевод, я буду очень признателен, если вы поделитесь им в социальных сетях.


Читайте также: